Мэтью Гэррисон «Ищите нестандартные гармонические и технические решения в вашей музыке»

Виртуоз бас-гитары, композитор, аранжировщик, продюсер. Сын известного контрабасиста Джимми Гэррисона (Jimmy Garrison), игравшего с Джоном Колтрейном (John Coltrane), Злвином Джонсом (Elvin Jones), Орнеттом Колеманом (Ornette Coleman). Благодаря своему нестандартному подходу к игре на бас-гитаре Мэтью заслужил высокую репутацию в среде бас-гитаристов всего мира. Для работы в своих проектах Гэррисона приглашали Джо Завинул (Joe Zawinul), Джон Маклафлин (John Mclaughlin), Хэрби Хэнкок (Herbie Hancock) и др. В настоящее время Мэтью Гэррисон обратился к сольной карьере, результатом которой стали два альбома: «Matthew Garrison» и недавно вышедший «Shapeshifter». Все эти проекты были изданы на его собственной звукозаписывающей компании GarrisonJazz Productions.

Мэтью, Ваш отец Джимми Гэррисон, будучи в 60-е годы одним из самых знаменитых контрабасистов, играл со многими звёздами джаза того времени. Скажите, это повлияло на Ваше решение стать бас-гитаристом или свой выбор Вы сделали самостоятельно?

Я бы сказал, что это был мой собственный выбор, хотя со стороны отца я, конечно же, ощущал мощное вдохновение. С того дня, как я родился, меня окружало общество музыкантов и артистов. Поэтому для меня, было всегда интересно просто слушать различную музыку, я получал удовольствие от посещения концертов. И тот факт, что отец был «героем» в моих глазах, только облегчил мой выбор.

Кто был Вашим первым учителем на бас-гитаре?

Когда я жил в Италии и только учился играть, я брал уроки у итальянского бас-гитариста Фурио ДиКастри (Furio DiCastri). Затем через некоторое время я продолжил занятия у другого преподавателя, которого звали Валерио Серранджели (Valerio Serrangeli).

Мэтью, я знаю, Вы окончили Berklee College of Music в Бостоне. Расскажите немного о том времени.

Обучение в Беркли открыло мне глаза на очень многие вещи. Я немало узнал об основах гармонии, композиции и многих других очень важных «инструментах» для создания музыки. В Беркли я также получил шанс играть по-настоящему сложные вещи, изучать исполнительство, много практиковаться и общаться с различными музыкантами, ищущими те же идеи и идущими по моему пути. Я встретил много замечательных друзей, с которыми работаю и по сей день. Я научился правильно совершенствовать и развивать свой исполнительский уровень, путём тяжелой, ежедневной работы с инструментом. Беркли было прекрасным местом для обучения. Я всегда с необыкновенной теплотой вспоминаю проведённое там время.

А какие музыканты оказывали или, может быть, оказывают на Вас влияние и сейчас?

Одним из моих любимых бас-гитаристов является прекрасный итальянский музыкант Даньеле Камарда (Daniele Camarda), которого я слушаю в эти дни. Для него характерен очень глубокий подход к инструменту. В его музыке много чувств, а это вдохновляет.

Как долго Вы уже играете на бас-гитаре?

С 15 лет. Сейчас мне 33.

А кроме бас-гитары, какими ещё инструментами Вы владеете?

У меня есть гитары, синтезаторы и другие интересные «игрушки» и устройства. Сейчас я главным образом сосредоточен на электронике, так как для создания музыки я использую много синтезаторов, базирующихся на программно-аппаратных комплексах.

Мэт, расскажите, в каких проектах и с какими музыкантами Вы работали сессионно?

Свою карьеру я начал с работы с Гэри Бартоном (Gary Burton), это дало мне уверенность для многочисленных рекорд-сессий и туров с такими музыкантами, как Боб Моусес (Bob Moses), Пэт Метэни (Pat Metheny), Оркестр Джила Иванса (THE GIL EVANS ORCHESTRA), Энди Милн (Andy Milne), Стив Колеман (Sieve Coleman), Джо Завинул, Джон Маклафлин, Джон Скофилд (John Scofield], Херби Хэнкок, Шака Хан (Chaka Khan).

Работа с «живой легендой» Джо Завинулом подразумевает глубокое понимание его мировосприятия, не так ли? Какое влияние он оказал на Вас?

Работа с Джо запомнилась мне набором смешанных чувств. Когда имеешь с ним дело, необходимо учитывать, что у него очень непростой характер. Поэтому время от времени индивидуальность Завинула затемняет его величие как музыканта. Тем не менее, я был очень вдохновлён музыкой, которую мы написали вместе в его проекте. В состав проекта входили Арто Танчбоячиан (Arto Tuncboyacian), Фарид Хаку (Fareed Haque), Пако Сэри (Расе Sery) и непосредственно я. Некоторые из идей, являющиеся плодом нашего совместного творчества, я всё ещё использую и сегодня. Джо показал мне баланс, существующий между созданием музыки и её исполнением.

Мэтью, а какие остались впечатления от работы с не менее знаменитыми музыкантами, такими как Херби Хэнкок, Джони Митчел (Joni Mitchell), Пэт Метэни, Джон Маклафлин, Джон Скофилд?

Одна вещь, которую я открыл для себя после работы с этими замечательными музыкантами - это их абсолютный фанатизм к своему делу. Они все целиком погружены в свои проекты. И так как их намерения чисты и крепки они очень скрупулёзно относятся к каждой мелочи в своей музыке.

Я знаю, что у Вас есть сольный альбом. Расскажите немного об этой работе.

Мой первый сольный CD представляет собой микс из моих экспериментов и опыта, накопленного за всё время. Там можно услышать элементы Стива Колемана (Steve Coleman), Джо Завинула и музыки Джона Маклафлина.

Давайте поговорим о Ваших инструментах. Почему Ваш выбор пал на бас-гитары Fodera?

Бас-гитары Fodera стали моим выбором тогда, когда представитель бренда и мой хороший друг Данетэ Альбета (Danette Albetta) обратился ко мне с предложением посетить их салон. После очень просвещающей демонстрации я пришёл к выводу, что Fodera — лучший выбор для создания custom инструмента за определенный срок.

Мэтью, я знаю, что Вы, как правило, играете исключительно на пятиструнных бас-гитарах. Вы планируете перейти на шестиструнные инструменты или Вам достаточно 5-ти?

Я счастлив с пятиструнным инструментом. Мой бас имеет строй Е, A, D ,G, С. У меня также есть специальное устройство под названием «Hipshot», позволяющее перестраивать мою струну Е в низкую В. Это очень удобно, потому что фактически я имею 6 струн на пяти.

Ваши басы Fodera имеют мензуру 33". С чем связан выбор таких инструментов?

Я маленький парень! Я нуждаюсь в маломензурном инструменте! С другой стороны, это упрощает исполнение технически сложных вещей, да и просто создаёт ощущение большего удобства.

Какие усилители Вы используете?

Epifani Custom Sound. Они имеют наиболее выразительный и тёплый звук, с которым я когда-либо работал. Мощный, чистый и яркий. Я использую Epifani cabinets уже больше 10-ти лет! И я просто счастлив, что Epifani наконец открыли производственную линию усилителей. По-настоящему фантастическое качество.

Мэтью, расскажите подробнее о студийной работе.

Когда я пробую сочинить новую музыку, я пытаюсь обыгрывать первоначальную идею, и затем, когда чувствую, что нашёл что-то конкретное (мелодию, басовую партию, аккордовую прогрессию, ритмическую партию и т. д.), я записываю небольшой отрывок, строго соответствующий первоначальной идее. Затем я делаю loop, зацикливаю его по кругу и импровизирую до тех пор, пока не найду действительно то, что «работает». Этот процесс повторов может длиться у меня целый месяц. В результате я заканчиваю какой-нибудь новой мелодией!

Какие проекты Вы планируете осуществить в ближайшее время как сольный музыкант?

Я выпустил мой новый сольный альбом под названием «Shapeshifter» и концертный альбом на CD и DVD. Если продажи пойдут хорошо, я выпущу собственную видео­школу «Bass Techniques book». Все это выходит на моём лэйбле GarrisonJazz Productions.

Вы сказали о собственной звукозаписывающей компании. Скажите, а с чем было связано создание столь многогранной организации.

Я создал GarrisonJazz Productions, чтобы избежать процедуру ведения переговоров и подписания контрактов со звукозаписывающими компаниями. По существу я занимаюсь всеми стадиями производства продукции в музыкальном бизнесе. Это запись, издание, раскрутка, сьемка видео, организация концертов и т. д. В начале было очень трудно понять «природу» музыкального бизнеса, но все это стоило потраченных усилий.

Вы также занимаетесь преподаванием, не так ли? Что Вы требуете от своих студентов в первую очередь?

В первую очередь я требую от студентов быть честными перед самим собой и знать, что заниматься музыкой - это не просто хобби, а выбранный жизненный путь. Однажды они поймут, кто они и что действительно хотят сделать. Я лишь помогаю им раскрыть самих себя путем сложной трудоемкой работы, включающей в себя ответственный подход и глубокое изучение инструмента, а также практику и ещё раз практику.

Мэтью, как Вы думаете, какими качествами должен обладать профессиональный бас-гитарист, что бы быть востребованным?

То же самое - настоящее желание и ответственное отношение к работе. И что немаловажно - этика общения. Относитесь к вашей игре и музыкальному развитию так, как вы относитесь к собственной жизни, и тогда многие вещи начнут происходить сами собой.

Ну и напоследок - традиционный вопрос. Что Вы пожелаете молодым музыкантам?

Ищите нестандартные гармонические и технические решения в музыке, это позволит вам глубже «окунуться» в ваше воображение и фантазию. Удачи и хорошей работы!

Интервью и перевод Влад Кирющенко (V.Kay)

Первая публикация - журнал MUSIC BOX №4(34) 2004

 

 
     
Copyright (C) 2004-2007, BassBel Magazine. Website by V.Kay