Евгений Шариков

Евгений Шариков – виртуозный бас-гитарист, звукорежиссер и продюсер. Эксперт по бас-гитарам и студийному оборудованию. Работал в группе Вячеслава Горского “Квадро”, в “Трансатлантик”, с Левоном Ломидзе “Блюз Казинс”, “Лигой Блюза”, в биг-бэнде Гараняна, с Doug Cameron (USA). С 1994 года и по сей день является бессменным бас-гитаристом ансамбля "Арсенал". Наряду с музыкой, Евгений занимается еще и звукорежиссурой в своей собственной студии, в которой записывались как отечественные, так и многие западные музыканты.

Вы известный бас-гитарист, многие Вас знают, но не знают, как и с чего все начиналось?

Я учился в музыкальной школе при консерватории по классу фортепиано. С классической музыкой у меня не сложилось, потому что играть классику в 15 летнем возрасте мне надоело, и я решил пойти играть в школьный ансамбль. Это было здорово, и ровесники завидовали тем, кто играл в ансамбле. Это считалось круто. Пришел я в ансамбль во Дворец Пионеров в Москве, это был центральный Дворец Пионеров. Первым моим инструментом были барабаны. На барабанах я довольно долго поиграл. К сожалению, в этом коллективе уже был клавишник и меня на клавишные не взяли. Затем пришел в группу барабанщик гораздо круче, чем я и руководитель сказал мне, что я высокий и поэтому должен играть на бас-гитаре. Первой моей бас-гитарой была треугольная Иолана. Совершенно жуткий инструмент. Во Дворце Пионеров мы играли патриотические песни и выступали на конкурсах. Вот так произошло мое первое знакомство с этим инструментом. Потом у меня была практика игры на барабанах. От нас ушел барабанщик, и мне пришлось сесть опять за барабаны на полтора года. Мы играли танцы, обыкновенные попсовые песни, но для себя мы играли джаз-рок, даже записывались. Самое интересное, что все музыканты, которые играли с нами, окончили консерваторию. Это был достаточно сильный, профессиональный коллектив. В Москве я еще не был известен, потому что сначала занимался классикой, затем служил в армии. После того, как я пришел из армии я был уже достаточно крепким музыкантом. Мне нужно было пробивать себе дорогу. В этом мне очень помог выдающийся барабанщик Владимир Васильков. Это известный джазовый музыкант, он играл с Алексеем Козловым, Гараняном, Брилем и даже, по-моему, с Утесовым. Один раз мы пригласили Василькова отыграть с нами концерт. После концерта он сказал, что я единственный басист, с которым ему было приятно играть. У него все басисты были в немилости, так оказалось, что у нас ритм-секция была потрясающая, и мы подружились с ним. Мы создали с ним джазовое трио, пригласили пианиста из Баку – Владимира Качана. Играли джазовые стандарты, но играли все очень лихо с бешеной ритмикой и темпом. Все импровизации были продуманы.
Это была действительно интересная программа. Потом Васильков устроил меня работать в биг-бэнд Гараняна. Это был мой второй серьезный проект. Затем, получилось так, что у Козлова (“Арсенал”) распался коллектив, тогда там играли басист Куликов, клавишник Горский…
Не помню точно, в каком году. Как-то Козлов играл в одном клубе с Васильковым и предложил поиграть джаз-рок из репертуара “Арсенала”. Васильков сказал, что не любит джаз-рок, но может дать телефон человека, который может все это сыграть, и дал мой телефон. Козлов мне перезвонил и пригласил меня на прослушивание. Это был 1994 год. Я поставил ему мои записи, мы разговаривали о музыке, играли. И вот я уже почти 14 лет играю в “Арсенале”. “Арсенал” меня полностью устраивает. Это счастье – играть любимую музыку, заниматься творчеством и при этом зарабатывать деньги!

А как насчет сессионно-студийной работы?

Я работал два года в группе Вячеслава Горского “Квадро”, затем в “Трансатлантик”, три года с Левоном Ломидзе “Блюз Казинс”, “Лигой Блюза”. Из попсовых проектов играл только единственный раз с “Лицеем”. Заменял басиста. Я единственный, кто смог за день снять на ноты 30 песен и сыграл 2 концерта. Затем играл два концерта в Москве с Doug Cameron (USA). А так я еще занимаюсь студийной работой (у меня собственная студия) как звукорежиссер и продюсер. Я создал огромную базу данных музыкантов. Недавно нам записала (спела) песню певица из New York Voices. Ее муж продюсер биг-бенда бывшего саксофониста группы Yellow Jackets - Bob Mintzer, еще он тромбонист и перкуссионист (записывался с Paul Simon и др.). Он нам записал перкуссию. В настоящее время западные музыканты горят желанием приезжать в страны бывшего СССР с концертами, записываться с нашими музыкантами. Это связано с тем, что у нас другое понятие и представление о музыке. Мы европейская страна и у нас другое мышление. А на западе музыка уже закончилась, они сыграли все стандарты, шаблоны. Smooth jazz уже закончился. В джаз-роке Dave Weckl уже все и так и сяк сделал. И так сыграл и перевернул наоборот. И что дальше? А дальше – можно почерпнуть идеи европейского мышления. Ну, как Garbarek который и в Европе замечательно себя чувствует и в Америку не собирается.

Я помню, на концерте в Минске в 1996 году Вы играли на бас-гитаре Tobias. Расскажите, пожалуйста, про Ваши инструменты.

Tobias это замечательные бас-гитары! У меня были две бас-гитары Tobias. Как ни странно, в начале я обратил внимание на Tobias который был у басиста Yellow Jackets – Jim Haslip, позже я познакомился с Хэслипом лично. Купить хорошую бас-гитару абсолютно непросто! В Москве совершенно нереально купить хороший бас, только дрова в магазинах… Я думал так – вот приеду в Америку и куплю себе классный бас…
Приезжаю в Америку, смотрю – стоят дрова красные, синие, зеленые…
А я тогда встретил гитариста “Парка Горького” Белова. Он мне помог – отвез в маленький магазин в Лос-Анджелесе, где продавались Custom инструменты, вот там был хороший выбор. В этом магазине я купил себе 6-ти струнный Tobias красного цвета. На этом басу было маленькое расстояние между струнами. Я решил переделать его на 5 струн. Удалил одно звено в машинке Wilkinson и раздвинул остальные звенья на 5 струн. Расстояние уже было приемлемое для меня (как у обычной бас-гитары). После этого уже в Москве я купил точно такой же Tobias Classic, не путать с Tobias периода, когда фирму продали Gibson (Growler и др.). Отвратительные бас-гитары! Затем Майкл Тобейс открыл фирму Michael Tobias Design (MTD). И они опять стали выпускать хорошие инструменты. Тогда мой Tobias стоил 3000 $ , теперь около 4000-5000 $ . Сейчас все инструменты подорожали. Потом, когда я услышал и увидел что такое Fodera, то решил, что мне обязательно нужен такой бас! На Фодеру меня сориентировал такой великолепный басист, как Anthony Jackson. У меня была запись гитариста Steve Khan, где на басу играл Anthony Jackson. Великолепный, рояльный звук баса! Я захотел купить именно модель Anthony Jackson. Оказывается, на фирме Фодера работают двое или трое человек из бывшего СССР! Меня познакомили с одним, его зовут – Вадим Медведь. Вадим достал мне Фодеру модели Anthony Jackson 6 - ти струнную. Первый прототип с двумя рогами. Это Фодера, на которой Джексон записывал альбомы Al Jarreau и др. Теперь есть новая модель Фодеры Джексона – сверху закругление и внизу рог. Потом я услышал, как звучит безладовая Фодера у Marcus Miller. Вадим Медведь подарил мне распил дерева с этого баса! Фодера – инструмент, который никому так просто не дается. Просто так пойти на завод Фодеры и сразу купить бас нереально! Маркус Миллер ждал полтора года! Очередь расписана на несколько лет вперед! Anthony Jackson совладелец фирмы Фодера. Последний (новый) бас я купил себе недавно. Долго искал безладовый инструмент с такой же мензурой, как моя ладовая Фодера. И нашел точно такую же Фодеру, как моя (ладовую). Ее привезли в Москву одному басисту. Но так как он небольшого роста и у него маленькие пальцы он не совладал с этим басом, и я купил у него эту Фодеру. Я переделал эту новую 6-ти струнную Фодеру в безладовую. Если играешь на ладовом басу с мензурой 36 и затем берешь в руки безладовый бас с другой мензурой – начинаешь мазать (не попадать, играть неточно). Поэтому мне понадобился безладовый бас с мензурой 36, как и моя ладовая Фодера. Я поверил в новый инструмент, посмотрев на его красоту и дерево. Поверил, что это будет шикарный безладовый бас. И в старом и в новом басу – активная электроника (18 вольт), обычные и пьезодатчики под каждую струну. Еще в новом басу, кроме обычного 3-х полосного эквалайзера еще 3-х полосный эквалайзер на пьезодатчики! Лады я аккуратно достал и поставил вместо ладов целлулоидные вставки, которые растворил ацетоном. Они становятся мягкие, заполняют всю полость лада и затем затвердевают. У меня уже прошло то время, когда я боялся трогать, разбирать дорогие инструменты. Я могу теперь спокойно разобрать, припаять, отпаять что-нибудь в бас-гитаре, не взирая на ее стоимость…
Потом я отвез бас мастеру Валерию Гуляеву, который мне когда-то еще до Тобейса делал ладовый и безладовый бас. Я доверяю этому мастеру (отличный специалист!) и он отшлифовал мне гриф в местах, где были лады. Получился фантастический бас! Он так поет! Ничего лучшего у меня никогда не было! Берешь ноту, и рука дрожит вместе с бас-гитарой!

Какое басовое оборудование Вы используете?

Раньше я был большим поклонником компании SWR, которая делала замечательные преампы и головы. К сожалению, лично у меня нет ни одного басового аппарата, так как то, что мне нравится, будет трудно транспортировать одному человеку на концертах. Мы работаем по клубам и концертным залам, где уже стоят различные басовые аппараты и мне не к чему иметь собственный аппарат. Я терпеть не могу комбики. Люблю аппараты (стеки, голова и кабинет) любой марки Mesa Boogie, SWR, Hartke и др. 4х10 колонка с драйвером и 1х15 басовая или самый лучший вариант 8х10. Я поклонник маленьких динамиков. Чем больше маленьких динамиков, тем ярче середина и хорошая атака. А мне не нужен гудящий низ. Что касается усилителей… на самом деле хороших басовых усилителей, как таковых нет. Ну, может только Aguilar, они сделали неплохую ламповую голову. Если заменить усилитель на две составляющие – преамп и оконечник, то оконечник лучше взять панорамный (туровый). Любой стереофонический, который имеет быстрый демпинг фактор (быстрота реакции). Такие усилители есть и все они на букву C: Carver, Crest, Crown… Самый лучший я бы посоветовал Carver. Басовая нота передается моментально! Что касается преампов – можно брать любые. Лично я предпочитаю не использовать преампы, я пользуюсь Di Box. Это микроустройство содержащее в себе маленький преамп и трансформаторный выход (это обязательно, что бы звук был сочным и правильным). Из дешевых (по моим понятиям) я бы посоветовал Avalon U5 . Достаточно такого DiBox и оконечника что бы получить хороший басовый аппарат… Преимущество такого Avalon – у него есть ручка, которая подстраивает сопротивление бас-гитары к входу. Бас-гитары бывают с разным сопротивлением – 1 мегаом или половина. Когда крутишь эту ручку – тембр баса меняется. Просто так преамп и предусиление – это неправильно, нужно подстроить сопротивление, и затем этот сигнал усиливать. У этого DiBox есть 2 выхода – XLR и второй на усилитель. Второй DiBox-преамп, который я рекомендую это Summit audio в половину рэкового расстояния. Это что касается дешевых вариантов. Другие варианты, которые я бы посоветовал – это преамп и компрессор. Компрессор самый лучший из дешевых dbx 160А он стоит 400 $ . У него всего 2 ручки, но это то, что нужно для бас-гитары. Из дорогих я бы отметил самый мой любимый компрессор – Tube Tech CL1B, для записи баса убийственно! Те же Маркус Миллер и Патитуччи в студии пользуются Tube Tech а на концертах – dbx. Обязательно сигнал должен быть закомпрессирован, сформирован, что бы не было гула, и была точная атака и т.д. Мое мнение – на концертах нужно брать любой оконечник, преамп, басовый кабинет и работать с таким вариантом.

Что Вы можете сказать о струнах?

К сожалению, у меня нет выбора, так как мензура моих бас-гитар 36 дюймов , это Extra Long Scale! Их не продают в магазинах. Я заказываю струны прямо на заводе Fodera. Мне присылают их без упаковки, просто по 10 Ми, Си и т.д. Ситуация со струнами действительно напрягает, поскольку они больше нигде не продаются и приходиться ждать когда мне их привезут.

Продолжение читайте в следующем номере!

Валерий Башков, Влад Кирющенко

 
     
Copyright (C) 2004-2007, BassBel Magazine. Website by V.Kay