Кирилл Шевандо

В Минске классных барабанщиков, как и басистов, можно пересчитать по пальцам. Кирилл относится к их числу. Замечательный студийно-сессионный музыкант. Не зря Кирилл один из самых частоприглашаемых барабанщиков в городе. Он играл в первом составе группы Улисс, в оркестре Финберга, записывался и играл концерты с Инной Афанасьевой, Ириной Дорофеевой, Алексеем Шедько, Крыви, Svet & Al, Atava, Александром Солодухой, А.Хлестовым, ЛОМ и др. Кирилл является лидером и организатором джаз-фьюжн трио Geeteeks, в состав которого входят (кроме Шевандо) гитарист Сергей Антишин (орк.Финберга, Шедько) и Ваш покорный слуга (т.е. я - bassmanic). Кирилл – ученик одного из лучших барабанщиков Польши - Збигнева Левандовского (Zbignew Lewandowsky). Я записал вместе с Кириллом Шевандо немало песен и отыграл много концертов. Почему на басовом сайте интервью барабанщика? Да потому что разговор пойдет о ритм секции, груве и т.д. О том, что интересно и басистам и барабанщикам!

На твой взгляд, что такое ритм-секция и важные моменты при игре ритм-секции?

Ритм-секция - не открою здесь большой Америки, если скажу, что это фундамент всего коллектива, и, я бы еще добавил, если сравнивать со строительством, то это фундамент и арматура. Вместе с тем, это должна быть довольно гибкая конструкция, обязательно реагирующая на нюансировку звука и даже иногда в ритме на то, что иногда играют гармонические, мелодические инструменты и вокал. Но основная функция – это фундамент, четкий, конкретный. Очень часто от ритм-секции зависит стилевое содержание музыки, именно она определяет стиль. Насколько ритм-секция это делает, настолько это все и звучит…

Groove… Какой бывает грув и его особенност?

Грув – это понятие растяжимое, и каждый по-разному это формулирует. Но я бы сказал, что грув – это дух музыки. И каждый стиль имеет свой собственный грув, свое состояние. Говоря точно, приземленно, это соотношение между долями (то есть внутреннее напряжение). Не всегда тот же барабан или тарелка играют в долю, это может быть немного с опережением или с оттяжкой. Это касается и баса. И вот это соотношение баса и барабанов в какой-то конкретный момент и определяет грув. Вообще, математически это определять - я стараюсь это не делать, да и другим не советую, потому что это соотношение (грув) должно ложиться на ухо. И желательно свое привносить. Говорят, как барабанщик играет в тарелку свинг (а рисунок, который он играет, всем известен) – это является автографом каждого барабанщика. Все это делают очень индивидуально, но самое главное, чтобы все это работало на музыку.

Особенности при игре тяжелой музыки, как добиться “кача”, чтобы музыка, рифф “качал”?

Здесь нет ничего особенного. В тяжелой музыке для барабанщика и басиста все в звукоизвлечении. В тяжелой музыке (если это не металл, трэш и так далее), возьмем, к примеру, хард- рок, барабанщик игрет на большой бочке - 24 дюйма, больших томах, больших тарелках… Настроены барабаны очень низко. На таких барабанах не будешь мельчить. Да и чтобы все прозвучало, нужно хорошенько “приложиться” (ударить). Это уже само по себе – правильно выстроенный звук уже диктует и определяет грув внутри звучания инструмента. Можно говорить, что малый барабан можно оттягивать где-то относительно бочки и хай-хета… , но это не факт и не обязательно. Но для любой музыки нужно найти правильный звук. И ошибка молодых музыкантов - на неправильном звуке играть какую либо музыку. Сразу ищите звук. Это касается бас-гитары и барабанов. Найдите звук и грув вы почувствуете сами.

Что ты ценишь в басистах (профессиональные моменты)?

Как и в любых музыкантах, басисты не исключение, в первую очередь музыкальность. Творческий подход. Бывает с кем-то более удобно играть, с кем-то менее удобно, это момент индивидуальный. Классно, когда басист хорошо чувствует ритм, когда не пытается играть какие-то эксперименты, еще плохо выученные… Это вредит музыке в целом. Мне нравятся гармонически мыслящие басисты, такие, как Anthony Jackson, которые на обычные ходы находят неожиданные ноты… С другой стороны, один из моих любимых басистов – Tony Levin, у которого риффа, грув звучат очень красиво и с хорошим таймом (чувством ритма).

Работа в студии (ритм-секция).

В студии самое главное – знать, что будешь записывать (смех…). Как лично у меня складывается: часто едешь записываться в студию и не знаешь даже собственно текста (материал, песня и т.д. – bassmanic), не говоря уже (смех) о более глубоком прочтении. Нужно хорошо порепетировать. Потом в студии, за что наказывают всех, и барабанщиков в первую очередь, да и других музыкантов, – за то, что они играют часто слишком много. В студии слышно все, в первую очередь ритмические погрешности. И если взять студийные и концертные записи известных (западных) коллективов, то они часто отличаются и по темпу и по содержанию. На концерте иногда проходят вещи просто криминальные, они могут выглядеть и звучать более-менее, а вот на студии этого нельзя. На студии, в записи есть свое измерение времени, не такое, как у концерта. Про студию, записи – это отдельная тема, тут можно говорить очень много. Есть масса секретов, условностей, которые приходят с опытом. Главное в студии – играть то, что знаешь наверняка. Звукоизвлечение на студии очень важный момент. В первую очередь для барабанщика (да и для других тоже). Не все над этим работают – ну громко и громко, а громко – это понятие растяжимое. Кстати, не всегда нужно играть громко. Но если барабанщик сам не интонирует (звукоизвлечение) грув, не говоря о сбивках и каких-то туттийных местах, то звукорежиссер за него это не сделает… Нужно обязательно работать над звукоизвлечением, над интонацией внутри грува, тогда это звучит.

Нужен ли при записи клик (метроном)?

Вообще, я против этого, я сторонник записей 60-х – 70-х годов, когда все играли по настоящему, хотя рассказывали, что чудеса техники были и тогда. Но все-таки как-то это честнее выглядело. Слушая записи старые и сегодняшние, удивляешься, сколько было жизни в старых записях, хотя сыграны они были, может, и не ровно, но вместе с тем в музыке главное – дух, а не математика. Математика – это всего лишь средство. Сегодня, к большому сожалению, все звучит очень ровно и у малоизвестного белорусского певца, и у Стинга. Ну, и то и другое неплохо, но в целом – никак. Хотя, в ряде случаев метроном просто необходим. Когда нет сыгранной команды, а пишутся сессионные музыканты и не вполне еще ясен результат, то, конечно, без клика, без метронома это будет нудно и дорого. Часто бывает, что барабанщик не должен играть ничего фантастического, просто четко сыграть рифф – и тут клик необходим.

Ты играл сейшн в Польше с одним из лучших польских басистов – Войтеком Пилиховским (Wojtec Pilichowski). Расскажи о своих впечатлениях.

Один из лучших басистов в Польше. Прежде чем я сел с ним играть, я его послушал сначала. И вообще поразился гибкости, потому что насколько он играл жестко и эмоционально фанк (а он по натуре фанкмэн и очень любит Level 42 и Mark King, тщательно проработал его технику). Насколько четко, энергично он играет фанк, настолько проникновенно, не выпячивая бас, играл джазовую балладу… Пилиховский – человек мыслящий по вертикали, хорошо знающий гармонию, современно мыслящий музыкант, просто потрясающий. Что касается его фанк игры (а мне довелось именно фанк с ним играть), первое впечатление - шок. Может быть, еще стоял огромный басовый аппарат, и бас звучал очень громко. Еще у Пилиха (так зовут Пилиховского в Польше) такая артикуляция, что тяжело ее перешибить даже большим или малым барабаном. Он очень хорошо чувствует ритм, все очень остро, нотки как выточенные. Он хорошо знает ударную установку, у него с собой всегда есть ритм-компьютер, и он сам набирает различные ритмы, с которыми сам потом играет. Это человек, который всегда находится в ритме до мозга костей. И вместе с тем он очень остро реагирует, если что-то в ритме не то, малейшая шероховатость. Он очень эмоционально резкий человек. Для меня это интересно было. Я тогда только начинал по-настоящему учиться (Кирилл тогда занимался у одного из лучших барабанщиков Польши – Збигнева Левандовского – Zbignew Lewandowsky). Для меня это был хороший холодный душ. Это часто необходимо каждому музыканту, чтобы что-то понять и исправить в своей игре.

Ты участвовал в кастинге We Will Rock You на музыку Queen в Москве. Сложно ли было, твои впечатления, я знаю, что несколько известных московских барабанщиков не попали в финал…

Особо сложно не было. Если говорить о профессиональной стороне дела, от меня потребовались качества, которые я прилагаю один – два раза в две недели на студии Алексея Зайцева (Минск). Потому что в студии у Зайцева нужно сильно приложиться в барабаны, там специфическая акустика. Я обычно играю на студии Зайцева для себя неестественно громко, особенно в малый барабан. А оказалось, что именно это и требовалось на кастинге. Нужно соответствовать стилю, духу музыки Queen. У группы Queen был огромный большой барабан, большие томы, и вся игра Queen такая “крупнопомольная”, мелочей очень мало, и нужен именно определенный звук. Ну, мне это было как-то довольно легко сделать, ничего особенного такого не было. На мой взгляд, это то, что не поняли многие другие, даже известные барабанщики, они посчитали, что если сыграют круто, по-своему, может быть, удивят кого-то своими приемами, то будет здорово. На самом деле ничего хорошего в этом нет. Часто бывают ситуации, когда нужно просто соответствовать стилю и все… И поэтому они пролетели, именно потому, что не поняли главную задачу. Сыграть – это, я повторяю, относительно несложно, просто нужно быть в стиле.

Нужно ли знать музыкальную грамоту?

Обязательно. Но оговорюсь, есть такая поговорка – ноты наши враги… Ноты нужны не для того, чтобы сидеть и играть только по нотам и гордиться этим – вот какой я умный. Ноты для музыканта – это быстрый способ узнать что-то новое для себя. Как в целом, так и в частности. Скажем, когда я прихожу на студию к А.Зайцеву, Сергей Антишин (ведущий студийный гитарист и аранжировщик, гитарист оркестра Финберга) дает мне партию и у меня есть время ее один раз проиграть… , чаще со второго, третьего раза песня уже записывается… Никто не будет специально сидеть и ждать, пока кто-то выучит партию или до него что-то дойдет. Нет. Ноты нужны, во-первых, для такой работы. Во-вторых, можно узнать много нового для себя, потому как много нотной информации печатается, много школ различных. И, когда человек не может прочитать элементарного рисунка, он сильно себя ограничивает. Ноты помогают лучше понимать музыку, но это не должно быть самоцелью.

Твои пожелания молодым музыкантам?

Хочется пожелать – не зацикливаться на чем-то одном, что нравится в данный момент, а постараться узнать о музыке как можно больше всего, и о музыке самой разной. Не ограничивать себя – будь то классика, рок, джаз. На сегодняшний день, на мой взгляд, музыкант – это очень широкое понятие. Быть музыкантом – это быть музыкантом, а не ремесленником и любить музыку. И еще забыл, самое главное – получить еще какую нибудь приличную профессию, которая поможет в трудную минуту J .

Удачи тебе Кирилл, побольше студийных проектов и концертов.

Валерий Башков (Bassmanic)

 
     
Copyright (C) 2004-2007, BassBel Magazine. Website by V.Kay